Мозаика Парижа

Опубликовано Авг 10, 2013 в Туризм | Комментарии к записи Мозаика Парижа отключены

29 апреля, утро, приезд.

Непривычно ехать за границу весной, да еще и не на курорт, да еще и в страну, жители которой говорят на незнакомом тебе языке. Очень непривычно. Еще более непривычно вставать после предпраздничной трудовой недели в четыре утра Сашиного дня рождения. Хорошо еще, что мы вчера все-таки удосужились собрать вещи, поскольку сборы в предыдущие дни ограничивались сосредоточенным наморщиванием лбов с последующей глуповатым восклицанием: «Что-то не верится, что мы куда-нибудь поедем!».

Но утро-то все равно настало. И привычные дорожные бутерброды для наших мужчин я резала, а Саша привычно озабоченно завтракал. И даже телевизор что-то там показывал. Хотя Саша чуть не захлебнулся кофе, призванным разбудить его молодой организм, когда лучезарный диктор пожелал ему спокойной ночи. Телевизор вырубился, а нас уже поджидало такси со спящим в нем молодым человеком.

Жаль что в такую рань метро не работает. Так приятно ехать в аэропорт, гордо поглядывая на спешащих по своим делам людей, и не торопясь думать о предстоящем полете. А сегодня – шофера разбудили, пожитки загрузили, за родителями заехали, по пустой Москве пролетели – и все, мы уже в «Шереметьево».

«Шереметьево» – это обычно. Очередь на регистрацию, очередь на паспортный контроль, аппетитно жующий бутерброд Саша, закупка алкоголя, пока мама охраняет вещи. Таможня, где железные ворота упорно не хотели меня пропускать. Разоблачать меня бросилась таможенница с металлоискательной дубинкой, и мне пришлось честно выложить перед ней зажигалку, часы, вывернуть карманы…. Родители и Саша в это время оживленно комментировали происходящее. Радовались они до тех пор, пока моя мучительница не пообещала «не отпустить вашу девушку пока вы не уберетесь отсюда» (смысл примерно такой), после чего мы остались наедине. Дама с дубинкой сразу же угрожающе схватила меня за шкирку, утверждая, что звеню я именно там. Я промямлила что-то про застежку на лифчике, но мне сообщили, что застежек в таких местах не бывает и начали шуровать по спине. Звенела металлическая фирменная бляшка на кожаном пиджаке. Вещи мне вернули, даже бляшку не отодрали ради проверки ее химического состава. Я вырвалась на свободу.

И снова все как обычно – посадка в «Боинг – 767». Только летели мы с папой в салоне для курящих.

Так что в этот раз, пока мама с Сашей мирно завтракали и дремали, папа самоотверженно

Фраза дня

…когда сказочный облачный лес по ту сторону иллюминатора расступился, под ним нарисовались коричнево-желто-зеленые поля и геометрические деревеньки. Не на шутку развеселившийся за время полета папа, радостно глядя в окно, размышлял: «Видишь, как в Европе все – четко расчерчено,» – голос его дрогнул и сник, — «никакого бурьянчика…» – я хмыкнула, папа тоскливо вскинулся, — «в бурьяне-то зайцы живут. А тут… земли-то нет,» – тон неожиданно снова сменился и стал твердо-презрительным, — «Нищета!».

развлекал меня разговорами. А я в это время изучала летный состав родного «Аэрофлота» (по предложенной брошюрке), успешно пыталась остановить противное дребезжание иллюминатора путем засовывания в него зубочистки, а когда развлечения закончились, уткнулась носом в стекло с намерзшими по ту сторону снежинками и любовалась на облака. Сначала (до завтрака) они были точь-в-точь сахарная вата, а после еды, когда я уютно свернулась в кресле, превратились в мамину пушистую кофту. А потом и вовсе стали похожи на сказочный лес.

Так что летели мы очень приятно. А аэропорт «Де Голль» просто поразил наше воображение. Сначала надо долго-долго ехать по транспортеру, потом, после таможни, опять ехать по одному из застекленных эскалаторов, пронизавших сверху донизу огромный зал с бьющим внизу фонтаном. А потом от восторга можно и багаж забыть взять.

Мы не забыли, и быстро нашли в тесном зальчике облепленную туристами тетю с нужной табличкой. Тетя выкрикивала фамилии, вокруг стояла тишина. На двадцатом выкрике тетя решила поинтересоваться, откуда мы прилетели. Оказалось, что москвичей встречает не она, а «не-знаю-кто». «Не-знаю-кто», и даже в двух количествах, тоже нашелся, и на этот раз нам выдали программу пребывания, музейную карточку, посадили в лифт и спустили на нижний этаж, к автобусу.

«Да, это вам не индивидуальный тур», — промолвил папа, с интересом наблюдая за копошащимися у багажного отделения со-автобусниками. «И не курортный…» — хотелось добавить мне, ибо окружающие меня озабоченные мамы с детьми и дотошные пожилые пары, приехавшие за культурным просвещением, резко отличались от шутливо-разгильдяйских туристов, ездящих на морские курорты.

По дороге в Париж я восхищалась зеленевшими эстакадами, вмонтированными в холмы, а проезжая по окраинам, с удивлением увидела далеко не лучшим образом сохранившиеся хрущобы и авангардные мосты. Зато сразу за окружной начался Он. На остановке около первого же отеля, мы с Саней возбужденно начали тыкать пальцем в проезжающего перед автобусом на самокате еврея-ортодокса, идущий по другой стороне улицы негритячий детский садик с негритячими воспитательницами, а потом выскочили на улицу дышать Парижским воздухом. Папа мудро курил в сторонке и слегка улыбался.

Еще через полчасика из автобуса вытряхнули и нас. Отель «Жофруа Мари Опера» оказался крошечным – четыре комнатки на этаж. Родителей поселили на верхнем этаже, добраться до которого можно было либо на лифте (не в час «пик»), либо по столь же крохотной и изрядно стертой винтовой лесенке. В номере нас встретили две невысокие толстенькие негритянки, которые в честь нашего приезда сделали несколько махательных движений половой тряпкой у нас под ногами и удалились с чувством исполненного долга.

Номер размерами, естественно, не блистал. Не блистал он и радостными красками – был решен в сине-зеленых цветах. Родителям повезло больше – у них стены были желтенькие, зато окно выходило в погреб-двор с видом на обшарпанную кирпичную стену в тридцати сантиметрах от высунутого на улицу носа. Зато у них напротив не ремонтировали здание, которое я проклинала почти каждое утро. И холодильник у них работал…

Почти решив все проблемы и наплевав на неработающий холодильник (в переносном естественно, смысле), Саша, прихватив папу, отправился на разведку за водой. А потом в нашем номере мы пообедали московской колбасой и Парижским пивом и решили пойти гулять, благо на дворе (то бишь в Париже) был еще самый разгар дня, а, подолгу оставаясь в номере, можно было заработать клаустрофобию.

Гуляя по истории…

Первое поселение на том месте, где теперь находится Лувр, появилось еще за три тысячи лет до н.э. В третьем веке до н.э. здесь обосновывается племя паризиев, самое экономически развитое на территории Галлии. В 52 г. до н.э. легионы Римской империи разбили объединенное войско галлов. Во времена правления римлян поселение на берегу реки Сены не имеет важного значения, хотя и находится на пересечении речного пути и военной дороги с севера. В третьем веке, военизированное поселение на острове Сите (центр Парижа), уже называемое Парижем, принимает христианскую веру. В четвертом веке в эти места приходят племена варваров. Развитие города останавливается до прихода к власти Хлодвига.

В 508г. он объявляет Париж столицей и строит аббатство Сент-Женевьев. В IX веке город вновь ограничивается размерами острова Сите – учащаются опустошительные набеги викингов. С началом второго тысячелетия, стесненный город выплескивается за пределы острова на правый берег.

В 1328г. со смертью Карла IY закончилась династия Капетингов. Спор за наследство перерос в Столетнюю войну между Англией и Францией и в 1420г. Париж оккупирован англичанами. В 1429г. Жанна д’Арк безуспешно оккупирует Париж, однако с ее помощью Карл VII коронован в Реймсе. В 1430г. английский король Генрих VI объявлен королем Франции в соборе Нотр-Дам. Жанна д’Арк взята в плен.

В 1436 году король Карл VII переносит резиденцию в долину реки Луары, а в 1453г. с окончанием Столетней войны начинается почти полное вытеснение англичан с материка. В 1528г. Франциск I перевел свою резиденцию снова в Париж.

Раскол христианской Европы приводит к религиозным войнам. 24 августа 1572г. останется в истории как жестокая резня гугенотов в Варфаломеевскую ночь. Пришедший к власти Генрих IV принимает католичество. В городе начинаются грандиозные строительные работы дворцов, монастырей, мануфактур, площадей, фонтанов. После убийства Генриха IV, наступает вновь пора упадка и народных волнений.

Король Людовик XIV переносит резиденцию в Версаль, где строится грандиозный дворцовый комплекс, ставший предметом подражания для венценосных особ. Париж, находящийся в глубоком кризисе, начинают реконструировать. Строятся Лувр, Обсерватория, Дом Инвалидов, мануфактуры. При Людовике XV продолжаются работы по преобразованию старых кварталов, строительству рынков, театров, мостов. Но революция, начавшаяся 14 июля 1789г. разрушением крепости Бастилия, повергла Париж в очередной глубочайший кризис.

С приходом к власти Наполеона, в городе начали возводиться мосты, набережные, акведуки, фонтаны. После поражения Наполеона в войне с Россией, на престол были возвращены Бурбоны. 15 лет легкомысленного правления короля привели к новой революции. Монархию сменил «король-гражданин» Луи-Филипп. Безразличие к бедным слоям парижан привело в 1848г. к кровопролитному восстанию. Наполеон III наконец-то взялся координально преобразовывать город. В средневековые кварталы провели водопровод, канализацию. В городе появились новые современные улицы, площади. На всемирных выставках 1878, 1889 и 1900 гг. весь мир знакомится с достижениями парижан. Париж становится центром мировой культуры. В 1900 году открылось метро.

Первая мировая война поставила город в осадное положение. Немцы дважды подходили к Парижу. Мир с Германией, подписанный 11 ноября 1918 г. вызвал грандиозную праздничную манифестацию. В 1939 году разразилась Вторая мировая война, сопровождающаяся четырьмя годами оккупации. 25 августа 1944г.генерал де Голь возглавил парад победы на Елисейских полях.